20:34 

загляни мне в глаза и сожми сфинктер.
название : моя Хиори...
автор : я
бета : славься, славься, великий ворд!
жанр : романс чистой воды
рейтинг : ну, PG-13, м.б.
персонажи/пейринг : Хирако Шинджи/Саругаки Хиори
дисклеймер : мои только домыслы=)
от автора : а фиг знает... просто вечер накануне того, как вайзарды ввязываются в сражение в опустевшей Каракуре...

-Что там?- высокий, худой парень с подстриженными гладким «каре» волосами цвета липового меда оборачивается к вышедшему из ворот заброшенного ангара мужчине.
-А? Да готово почти. Киске сказал, завтра. Не позже…- тот небрежно прислоняется к пыльной стене, скрещивает руки на груди. На удивление яркий свет убывающей луны путается серебристыми бликами в коротких, совершенно седых волосах, блестит на вдетом в левую бровь колечке.
-Хорошо…- кивает парень и снова отворачивается.
-Да чего тут хорошего, придурок?!- высокий, резкий почти до неприятного девичий голосок раздается откуда-то изнутри ангара.
Парень с медовыми волосами морщится и поясняет несколько презрительно :
-Всё лучше, чем ждать…
И добавляет обычно-язвительное :
-Дура.
По идее, это совсем необязательно. Особенно, учитывая то, что завтра им предстоит сражаться бок о бок. Но не обозвать он не может – привычка. Дурная, конечно – а что поделаешь. За несколько-то столетий привязалась намертво.
Обладательница голоса появляется из затянутых ночным сумраком ворот ангара. Вернее, сначала появляется ее нога, бьющая блондинистому нахалу аккурат в ухо.
-Ты как меня назвал, придурок?!
-Дура!
Завязывается потасовка – в шутку только наполовину. Седой некоторое время наблюдает за набившим за века оскомину ритуалом неразлучной парочки, потом разворачивается и уходит внутрь. Смысл лишний раз смотреть на то, что видишь каждый день? А разнимать этих двоих – себе дороже выйдет. В этом все желающие успели убедиться еще в бытность шинигами Готея.
-Шинджи…- подмяв под себя «противника», неожиданно спокойным голосом произносит девчонка. И замолкает.
-Чего тебе?- недовольно интересуется Шинджи, осторожно пытаясь вытянуть руку из крайне болезненного захвата бывшего лейтенанта Двенадцатого отряда.
Получается не так, чтобы очень хорошо – недаром с ней опасались сходиться врукопашную даже сильнейшие бойцы. Если уж быть честным – не получается совсем, пока девчонка сама не ослабляет стальную хватку своих тоненьких пальчиков.
-Да так…- она встает и отходит на пару шагов. И снова молчит.
Так, словно не решается сказать то, что скопилось на душе. Или просто не находя слов для этого.
Шинджи поднимается с грязного асфальта, долго отряхивает пыль с одежды, бубня вполголоса что-то насчет цен на шмотки и о том, что некоторым пора бы и повзрослеть. И что вообще за идиотская манера – бросаться, чуть что, с кулаками?
Дура – она дура и есть…
-Эй, Хиори! – она стоит в стороне и делает вид, что не слышит. Или правда не слышит?
Ну, за что ему это наказание?
Шинджи подходит ближе, становится рядом. Молчит. А что скажешь-то? Утешать? Это Хиори, что ли, утешать? Смеетесь, да?
Только вот…
Что-то она совсем на себя не похожа… Шинджи и не помнит, когда видел на девичьем личике – которое, кстати, можно было бы назвать хорошеньким, если бы не вечно сведенные над переносицей брови и опущенные книзу уголки губ – такое выражение, как сейчас. Разве только тогда, когда Урахара и Тессай, опальные капитаны Готей, приволокли восьмерых бывших шинигами в мир живых. И рассказали все, как есть.
Нет, даже и тогда Хиори не плакала – разве только на мгновение блеснули предательской влагой огромные глаза. Ее вообще никто и никогда не видел плачущей. Толку реветь – лучше уж надавать обидчику по загривку, справедливо полагала девчонка.
А если этого обидчика по каким-то причинам не достать… Что ж, она подождет. Сколько угодно долго. И не забудет – никогда.
-Айзен… Придет сюда,- не вопрос. Это они все уже знают от Киске.
Шинджи молча кивает. Все эти годы бывшего капитана Пятого отряда не оставляла мысль – если бы он тогда был внимательнее. Если бы не проморгал зреющий прямо у него под носом заговор. Если бы…
-Ты не виноват, Шинджи,- тихий голос Хиори озвучивает его мысли, заставляет вздрогнуть.
Взгляд сам собой тянется к ее лицу. И когда это, скажите, Хиори успела так повзрослеть? И… похорошеть?
И что за глупости вдруг лезут в его голову? Эй, Хирако, опомнись! Это же Хиори – мелкая язва, вечно кривляющаяся, досаждающая всем и каждому, щедро раздающая тумаки по поводу и без!
Противная вредина, обожающая портить тебе, Хирако, жизнь. Одним своим видом – недовольное лицо и эти ее хвостики дебильные…
А… какого черта она делает?
Хиори тянет с волос резинки – бледно-золотая копна рассыпается в небрежном беспорядке. Девчонка с видимым удовольствием встряхивает головой и поясняет удивленному Шинджи :
-Надоели. Голова от них болит.
-Нафига тогда носишь?- машинально подкалывает Шинджи.
Хиори пожимает плечами :
-Привыкла. И просто…
-Что «просто»?- не унимается он. Просто чтобы хоть что-то сказать.
-Просто!!!- злится девчонка.- Чего непонятного-то?!
-Ну, просто, так просто,- Шинджи примиряюще вскидывает руки.- Только не ори так… Всех перебудишь.
Хиори хмурится, но умолкает.
Некоторое время они так и стоят – в тишине, глядя на медленно переваливающиеся в густой синеве ночного неба облака. Вернее, Хиори смотрит на облака. А Шинджи…
Шинджи не может оторвать взгляда от самой Хиори. И бог знает – почему.
Так все же…
Нет, она от идеала женской красоты, конечно, далека. Но и страшненькой назвать – язык поворачиваться вдруг взял, да и отказался.
Не тощая, как он всегда ее дразнил. Просто худенькая до почти невесомой хрупкости. Отчасти кажущейся – как замершая над тетивой стрела. Сломать легко, но и ранит – смертельно. Сорвется в полет, стоит только выпустить.
Взбалмошная девчонка. Своя и родная – но только, как и любой из них, назвавшихся Вайзардами. Член их небольшой странной семьи.
А сейчас – совсем другая, незнакомая с этими своими распущенными волосами. Хотя нет, не незнакомая. Просто непривычная. Кажущаяся взрослее – не старше, нет. Просто взрослее.
Когда же он успел пропустить это, а, Хиори? Почему раньше не замечал?
Или просто ты сама не давала заметить? Со всеми этими «Шинджи, придурок», бесконечными затрещинами и пинками. Разглядишь тут что-нибудь, как же…
Она тихо-тихо, почти неслышно вздыхает и все так же смотрит на облака, на высеребрившую их луну. Яркий полумесяц отражается в задумчивых глазах, лижет призрачными лучиками непослушные волосы, словно стараясь пригладить спутанные прядки.
И кажется отчего-то – нет, не печальной. Просто потому, что не умеет. Ни грустить, ни печалиться.
Только все равно шевелится где-то в глубине желание положить руку на узкое плечико. Или, может быть, даже… обнять?
Глупости, Шинджи. Это же Хиори. Она ни в чьих утешениях не нуждается.
Или все-таки?..
А если да, то… в утешениях ли?
-Шинджи…- и голос какой-то другой. Непривычный, непонятный. Не ее голос вроде бы – и в то же время ничей больше.
Да что же это? Что – и почему вдруг?..
-Шинджи, сделай со мной это.
-Что еще за «это»?- выжимает из себя оторопевший разом Хирако, делая вид, что и не понимает вовсе, о чем речь.
Хотя на самом деле…
-Шинджи, придурок!!!- моментально свирепеет Хиори.
От странного и потому даже немного пугающего образа не остается и следа. Это снова та Хиори, к которой он привык. Его Хиори.
И, конечно же, над ней можно – да что там, просто необходимо! – позубоскалить. Лучше уж в очередной раз получить пяткой по носу, чем… вот так…
-Я что, похож на педофила?- фыркает Шинджи.
Разумеется, Хиори мгновенно вспыхивает, и маленький твердый кулак летит в переносицу Хирако, но…
Он перехватывает руку девчонки. Удерживает, глядя в сторону, пока она не выдыхается.
Тогда Шинджи смотрит ей в глаза, и Хиори вдруг успокаивается.
-Шинджи, я…- голосок дрожит и срывается.
Он тянет ее к себе, обнимает хрупкие вздрагивающие плечи. Наклоняется и целует – прямо в губы. Долго и нежно. Хиори выдыхает изумленно – но разве не этого она хотела? И потому обнимает Шинджи за шею, приподнимаясь на цыпочки, прижимается близко-близко.
Почему так? Вопрос вертится у него в голове, поворачиваясь то так, то эдак.
Потому, что ей действительно этого хочется? Чувства там, и все такое… А все эти тычки-затрещины – просто способ скрыть эти самые чувства? У девчонок вроде Хиори всегда ведь так…
Или потому, что завтра им придется сражаться и, возможно, не все из них вернутся живыми с поля этого боя? Например, она сама…
От этой мысли ему становится холодно, и Шинджи отбрасывает ее прочь.
Никому. Никому он не позволит тронуть Хиори хоть пальцем. Только не его маленькую невыносимую злючку Хиори.
Даже если сам…
А вот это уже ни к чему. Совсем ни к чему…
И Шинджи подхватывает ее на руки и уносит в дальний уголок сумрачного здания, так долго служившего убежищем всем им. Едва не забывает поставить кеккай – остальные наверняка спят, но зачем рисковать лишний раз. И не потому, что не хочется, чтобы кто-то узнал. Просто незачем будить отдыхающих перед битвой друзей.
Одежда тихо шуршит, падая на пол – красный спортивный костюмчик, белая майка, простые хлопковые трусики в нелепых ромашках. Все в ребенка играет, что ли? Следом летят его собственные «пижонские тряпки», как их, презрительно морща курносый нос, именует Хиори…
И податливо выгибается в теплых ладонях хрупкое девичье тело. А у него просто крышу сносит от этой хрупкости, от этой мягкой, совсем на нее непохожей податливости, от нее – такой вот… И без всяких там прикрас – просто действительно замирает в груди сердце, и дыхание перехватывает… И он нежен с ней и ласков – так, как никогда и сам бы не подумал… что умеет быть таким…
Хиори, Хиори… Маленькая невыносимая злючка… Моя Хиори…

-Шинджи…- шепчет она, уже наполовину проваливаясь в сон.
Все закончилось – сладко, восторженно, как и должно быть в первый раз. И они лежат, обнявшись, и Шинджи кутает тонкие плечи Хиори своей рубашкой, ласково перебирает светлое золото ее растрепанных волос, щекочущих ему шею и подбородок.
-Шинджи, отрасти снова волосы…
-Зачем это?
-Просто так… Они у тебя красивые.
Вот уж новость, так новость, усмехается ей в макушку Шинджи. То «состриги свои патлы уже! бесят!», а теперь вот – пожалуйста.
-Они же тебя бесят.
-Шинджи, ты придурок, знаешь?
-Знаю… Спи…
-Волосы…- бормочет девчонка. И засыпает.
Шинджи проводит рукой по своим волосам. Правда, что ли, отрастить заново?
-Хорошо… Обязательно отращу, - шепотом, чтобы не разбудить, обещает он.
И Хиори, словно услышав, улыбается во сне.

@темы: PG-13, Гет, Фанфикшн

   

Hirako Shinji lovers community

главная